Современный рыцарь Арне Коэтс о седлах, железе и искусстве верховой езды - фото G4A0172, главная Интервью Разное , конный журнал EquiLIfeАрне Коетс (Arne Koets) — голландский всадник, участник Рыцарского турнира Святого Георигия (2-3 мая 2015, Москва, Коломенское), любимец российской публики. Проживает в Германии.

Занимается реконструкторскими практическими исследованиями верховой езды XV века, в том числе специфики езды для сражений и рыцарских поединков. Стажировался в школе искусства верховой езды в Бюкебурге (Fürstliche Hofreitschule Bückeburg, Германия).

.Наш диалог происходил в Бюкебурге: старинном имении, конюшнях, школе верховой езды, музее истории верховой езды — месте, где возродили стиль классических школ верховой езды, искусство конных сражений, а так же красоту и сложность  конных представлений езды времен барокко.

Именно уникальность направления, сложность и академичность элементов привлекла мой интерес к Бюкебургу.

Когда мы вошли в конюшни, первое, на что упал мой взгляд, было седло, разработанное здесь. По внешнему виду оно напоминало компиляцию испанских седел и отсылало к седлам времен де Ла Гериньера. Разговор мы начали с обсуждения данного седла, в которое я имела удовольствие пробовать в деле несколькими месяцами ранее и при других обстоятельствах. Тем более интересно мне было приехать в место его создания.

Современный рыцарь Арне Коэтс о седлах, железе и искусстве верховой езды - фото 1003006_10153028142220007_976537635_n, главная Интервью Разное , конный журнал EquiLIfe- Понятно, что для всадника это явный отсыл к школьной классике седел. Некоторые современные мастера, например, Бент Брандеруп используют седла данного типа. Но я знаю, что конкретно это седло является изобретением мастеров школы Бюкебурга. В чем его отличие и удобство?

- Начну с преимущества для лошади. Оно удобно тем, что ты можешь отрегулировать размер, ширину ленчика. Вот я взял в работу новую лошадь. В процессе работы ее тело изменится, подкачается спина, плечи. Месяцев через 6 с точки зрения седла, это уже будет совсем другая лошадь.  Хотя никакая лошадь не остаётся одинаковой 6 месяцев, даже если она не работает. Началось лето, лошадь вышла на траву, месяц-два и у вас другая лошадь. Имея одно седло, можно «получить» несколько вариантов в зависимости от кондиции коня.

- Я пробовала ездить в таком седле один раз. Это был интересный опыт. Как бы больше контакта с лошадью. Воздействует вся нога, не только шенкель.

- Должен сказать, что не всем нравится ездить в данных седлах. Они показывают ошибки посадки очень явственно. Действительно, в этом седле ты можешь ездить, используя мышцы верхней части ноги. В классических английских седлах нога задействуется только от колена и ниже. В бюкебургском седле у тебя больше свободы для разговора с лошадью. В том числе легче работать с перенесением веса одно или другое бедро. 

Еще один необычный момент отмечу. Он может быть как плюсом, так и неудобством для кого-то. Классическое выездковое седло плотно фиксируется на лошади, ты садишься, твой корпус следует за седлом, а седло за лошадью. Данное седло не крепится плотно, оно подвижно. Иногда мы шутим, что можно увидеть пространство между седлом и всадником. Это не так, конечно. То, что седло закрепляется на лошади не плотно, а лежит сверху, учит всадника контролировать свой баланс самостоятельно. Конечно, это не значит, что седло спадает со спины вместе о всадником, мы говорим об ощущениях.

Любое седло – это всегда компромисс между удобством всадника и удобством движения лошади. Данное седло сконструировано более с точки зрения удобства лошади. Оно было разработано специально для лошадей, и, если так можно выразится, при их непосредственном участии.

Современный рыцарь Арне Коэтс о седлах, железе и искусстве верховой езды - фото 10262154_10154023458035007_1445259488194732323_n, главная Интервью Разное , конный журнал EquiLIfe

Несмотря на то, что здесь, в Бюкебурге, всадники восстанавливают забытые старинные военные навыки верховой езды, бюкебургское седло – это не историческое седло, хотя оно немного похоже на седла времен Гереньера. Это седло вобрало в себя часть от ковбойских седел, часть от испанских. Кроме того, оно очень современно изнутри, полностью отвечает требованиям 21 века. И процесс конструирования постоянно движется. Если мы видим, что что-то можно улучшить, мы делаем это.

- Расскажите о Бюкебурге. Мы сейчас находимся в седельной, которая уже выглядит как музей.

- Бюкебург не только музей лошади, но еще и Школа, работающая с лошадьми и занимающаяся постоянным практическими исследованиями в выбранной области.

Современный рыцарь Арне Коэтс о седлах, железе и искусстве верховой езды - фото 954876_596401227156046_1796672562679330598_n, главная Интервью Разное , конный журнал EquiLIfe

Конечно, когда я сказал «музей», это может звучит слишком громко. Ведь коллекция, представленная в другом зале, начиналась с нуля и собиралась на голом энтузиазме. 

Все что находится в этой комнате: седла, железо различной конфигурации, эпох и стилей верховой езды — это не экспонаты, большинство из представленного здесь, ученики могут использовать, если это необходимо для того, чтобы изменить контакт с лошадью, продвинутся вперед в обучении или попробовать новый метод.

До того, как начался этот проект Вольфганг (Wolfgang Krischke) пробовал разные типы и виды верховой езды: он был участником европейского чемпионата по вестерну, до этого он занимался конкуром. Так же он учился испанскому стилю езды, работе с различными элементами, например, пиаффе. Он изучал породы, разведение, типы лошадей. Особенно, конечно, интересовался иберийцами.

Современный рыцарь Арне Коэтс о седлах, железе и искусстве верховой езды - фото 11088597_10155347440595007_321335814268418598_o, главная Интервью Разное , конный журнал EquiLIfe

Он исследовал езду времен ренессанса, классиков того периода и потом он пришел к тому, что делает сейчас: это высшая школа верховой езды, выездки лошади для сражения на ней. Это наука о том, как избежать удара, но самому нанести его.  При этом управление лошадью ведется практически без использования рук. Многие команды к маневрам должны быть отработаны до автоматизма.

И это то, на чем он остановился и что он делает сейчас в совершенстве. Это тип исторической реконструкции высшей школы верховой езды -  «war riding». То, что мы можем видеть на картинах и в учебниках классиков.

Конюшня, в которой мы сейчас стоим – это тоже часть старинного наследия. Здание было построено примерно в 1620 годах и до сих пор хранит в своих книгохранилищах старинные записи, из той эпохе, о езде.

Современный рыцарь Арне Коэтс о седлах, железе и искусстве верховой езды - фото IMG_6158, главная Интервью Разное , конный журнал EquiLIfe

Хотя, конечно, больше о том, каких лошадей они купили, каких продали, кто родился кто умер. Но эти записи дают так же большую почву для исследований, например, мы можем судить какого возраста были эти лошади, до скольких лет они доживали. Эта дожила до 32, эта до 29, а эта умерла в возрасте 9 лет, но это только одна. В основном, мы видим цифры около 30 лет. То есть мы видим, что из 250 лошадей большинство перешагнуло рубеж 28 лет. И не забывайте, что это было написано в то время, когда мы не имели современных ветеринарных знаний, квалифицированной (по современным меркам) медицинской помощи, операционных. Но тем не менее, лошади доживали до старости. И это сходится с записями о возрасте лошадей в Венской школе, например, что наталкивает на дальнейшие размышления, и на желание узнать, как они ездили, как они обучали лошадей. 

ЭТО ЗАКРЫТАЯ СТАТЬЯ

Вы можете прочесть статью полностью,
если зарегистрируетесь по ссылке
«Клуб Постоянных Читателей»

Войти
 Запомнить меня  



style=»display:inline-block;width:728px;height:90px»
data-ad-client=»ca-pub-5870998411401469″
data-ad-slot=»2851209030″>