Напоминаю, что вторую часть интервью можно прочитать здесь. Да, да именно вторую. Я намеренно нарушила порядок публикации этого интересного диалога, чтобы успеть рассказать о выступлении Марины на весеннем Эквиросе.

Марина Красильщикова последовательница мягких методов работы с лошадьми. Вследствие работы с Марайкой де Йонг и последующей самостоятельной практики, Марина открывает для российских конников принципы гимнастического воспитания лошадей. 

Сейчас стоит на заре создания собственной системы «Искусство воспитания лошади», включающей установление крепкой эмоциональной связи между человеком и лошадью, позволяющей проводить работу в руках и под верхом, в амуниции или без нее путем понятного обоим диалога.

Интервью. Марина Красильщикова: «И это все равно было не то» Ч.1 - фото _поклон-и-укладка, главная Интервью , конный журнал EquiLIfe

 - Первый вопрос будет традиционен для конника Интервью. Марина Красильщикова: «И это все равно было не то» Ч.1 - фото icon_smile, главная Интервью , конный журнал EquiLIfe Как ты пришла к лошадям? Началось ли все с детства, с «поняшек в бабочках» или уже в сознательном возрасте? Как тебя так… «зацепило»?

- Я периодически сама себе задаю этот вопрос и пытаюсь поймать первое отчетливое воспоминание. Ну рисовала, да конечно, рисовала. И когда все зимой в детском саду лепили снеговиков, я лепила либо оленей, либо лошадок.

Но вот вспомнить точно тот момент, когда я поняла, что мне «снесло крышу» от лошадей… Наверное, вот как было дело. Я родилась в Жуковском – городе авиаторов, и жила с мамой и папой в центре города, а бабушка жила на краю этого города, рядом с деревней Быково. Родители на летние каникулы часто отдавали меня бабушке. Я любила гулять одна. И вот однажды, мне было, наверное, лет десять, я пошла в деревню и увидела ЕЁ – белую лошадь.

Она паслась, как обычно это бывает в деревне: колышек, привязь… И я… ну ты понимаешь… все конники поймут это чувство Интервью. Марина Красильщикова: «И это все равно было не то» Ч.1 - фото icon_smile, главная Интервью , конный журнал EquiLIfe Это даже не влюбленность. Это такое особенное чувство… Как полет! Это восторженность! В мужчин так не влюбляешься, в друзей так не влюбляешься. Это совершенно по-другому.

Я подошла к этой лошади… и просидела весь вечер в какой-то прострации рядом с ней. Меня заели комары, потом мне «настучала по голове» бабушка, так как она волновалась где я, телефонов же мобильных тогда не было. Так что именно эту встречу с настоящей лошадью я помню особенно отчетливо. Ну еще были поездки на ВДНХ с обязательным посещением павильона «Коневодство». Самый лучший запах там был! Интервью. Марина Красильщикова: «И это все равно было не то» Ч.1 - фото icon_smile, главная Интервью , конный журнал EquiLIfe Вообще, с запахом лошади очень многое связано. Наш мозг реагирует на запахи мощными воспоминаниями. Когда я сейчас, находясь где-то далеко от лошадей, например, в каком-то городе, вдруг чувствую запах лошади, у меня всегда всплывают именно детские глубокие воспоминания и ассоциации.

Так вот, бабушка, отругав меня за длительное отсутствие, рассказала все родителям. А они, поняли меня, хотя они совершенно не конники. Я очень благодарна своим родителям, потому что они никогда меня ни в чем не сдерживали в плане самореализации, лишь держали в разумных рамках Интервью. Марина Красильщикова: «И это все равно было не то» Ч.1 - фото icon_smile, главная Интервью , конный журнал EquiLIfe Они узнали, что на Раменском ипподроме (Раменское – город рядом с Жуковским, несколько остановок на электричке) есть детская школа верховой езды. Они поехали и записали меня каким-то чудом, потому что я была младше, чем положено. Ведь в те годы не было пони-классов, и детей принимали в учебные группы то ли с 11, то ли с 12 лет.

- То есть родители тебя поддержали?

Интервью. Марина Красильщикова: «И это все равно было не то» Ч.1 - фото -и-Каламбур_ретро, главная Интервью , конный журнал EquiLIfe- Да, очень поддержали. Папа у меня погиб уже очень давно, через пару лет после того как я к лошадям пришла. А мама знает, что для меня лошади — святое. Я ей благодарна безумно, ведь знаю, как многим детям запрещали заниматься с лошадьми.. Конечно, были моменты, когда меня чуть ли не пороли за то, что я задерживалась. Все-таки не совсем еще самостоятельный ребенок 10-11 лет. Правда, тогда были еще более простые времена, еще разрешали детям одним ездить на электричках. Сейчас с этим вообще сложно. А я задерживалась постоянно, разумеется, ведь от лошадей невозможно было отлипнуть.

- Детство на конюшне… Целыми днями, там уже целая тусовка…лошади…

- Дааа. Когда были каникулы, едешь на первой электричке, потому что надо их надо успеть завтраком накормить. Интервью. Марина Красильщикова: «И это все равно было не то» Ч.1 - фото icon_smile, главная Интервью , конный журнал EquiLIfe В общем, да стандартная ситуация.

- А потом ты стала, наверное, мечтать о своей лошадке. Сейчас у тебя две лошади?

- Конечно, я в детстве мечтала о своей лошади и даже однажды мне хотели лошадь подарить. Мне было лет 15-16, и частный коневладелец, у которого я тогда работала, предложил мне подарить мою любимую лошадь. Это был сложный выбор, и я отказалась в результате. Потому что лошадь надо было содержать, это огромная финансовая ответственность, я не могла вешать ее на маму. А сейчас да, у меня 2 свои лошади.

- Как это случилось? Как у тебя лошади появились?

- Знаешь, у меня был очень большой перерыв с лошадьми на самом деле. Сейчас я вкратце на этом остановлюсь. Получается, что с десяти до восемнадцати лет я перепробовала все на свете с лошадьми: учебная группа, потом выездка, конкур, троеборье и даже рысаки Интервью. Марина Красильщикова: «И это все равно было не то» Ч.1 - фото icon_smile, главная Интервью , конный журнал EquiLIfe Единственное, что я не пробовала – это прокат. Поэтому у меня вкус к езде на хоть сколько-то выезженных лошадях впитан с детства.

- То есть ты в соревнованиях выступала?

Нет, я не выступала в соревнованиях и никогда не хотела. Просто так получилось удачно, что я сразу попала к спортсменам, хотя многие ребята на долгие годы зависли в учебке. Меня и мою подружку Настю Титову уже через год из учебной группы выбрали для занятий выездкой. Настя впоследствии пошла в большой спорт. Она уехала из России лет в 19 в Чехию и там выступала на высоком уровне с великолепными результатами. Кстати, она до сих пор живет в Чехии и мы раз в год видимся. Забавно, что на данном этапе мы обе пришли к одному и тому же – она ушла из спорта совсем, занимается абсолютно не связанным с лошадьми бизнесом, а лошади у нее живут дома свободные и счастливые.

Так вот, я начала заниматься сначала выездкой, но у меня довольно быстро потерялась мотивация.

Интервью. Марина Красильщикова: «И это все равно было не то» Ч.1 - фото -на-шагу_Кэмбридж, главная Интервью , конный журнал EquiLIfeТак вышло, что ко всему, чем я занималась с лошадьми в детстве, я очень быстро теряла мотивацию, потому что мне казалось: «и это все равно не то». Ведь это всегда было спортивное воспитание, это были традиционные методы и поскольку тогда не было доступного интернета, из которого различные тренера и методики просто прыгают тебе в руки сами, я просто не видела альтернативы. С лошадьми все применяли традиционные методы и цель в конечном итоге всегда была – соревнования. А я совсем не этого искала с лошадьми. Мне кажется, это тоже для многих обычная история.

В конечном итоге сложившаяся ситуация для меня обернулась определенного рода выгоранием. Потому что лошади своей нет, ты все время вкладываешь свою душу в каждую новую лошадь и постоянно от кого-то зависишь, а лошадь потом продают. А ведь я человек безумно независимый и терпеть не могу, когда мою жизнь контролируют.

Как только какая-то манипуляция, я настолько начинаю сильно внутреннее страдать, что быстренько стараюсь выйти из такой ситуации. Так же было с лошадьми. Я даже не могу объяснить это логически. Просто тогда, в 18-19 лет, я поняла, что перестала получать радость от общения с лошадьми, ту радость, которая была в самом начале прихода к ним.

Я поступила в ветеринарную академию вместе со второй своей подругой Таней. Она продолжала работать со спортивными лошадьми коноводом. И поскольку меня все спортсмены знали с детства, я могла приехать в любой момент и позаниматься с какой-то из лошадей. А потом Танюша погибла… И вместе с ней лошади совсем ушли из моей жизни. И в течение 8 лет, я ни один фильм даже с лошадью не посмотрела. Мне настолько было больно. Я поняла, что я отказалась от чего-то, что я очень сильно люблю, но просто не могу там оставаться.

За свой «безлошадный» период я успела с Игорем познакомиться… И замуж выйти. И вот идет нормальная жизнь, все хорошо и дома, и на работе. Но я ведь чувствую изнутри, что мне чего-то не хватает для полного счастья. И я-то знаю, чего мне не хватает. Однажды я как-то так аккуратно говорю своему супругу: «Ты знаешь… может мне опять … с лошадьми начать?». Он отвечает: «Ну, а какие проблемы?». Вот так просто.

А у меня в голове еще все традиционные шаблоны, никаких знаний об альтернативе. Я поехала в первый попавшийся клуб, который проезжала, и просто узнала о возможностях частных уроков. Потому что мне надо было вспомнить, я ведь больше восьми лет не ездила верхом

Там я прозанималась с тренером где-то с пол года. И конечно опять все чувство вернулось, я летала на крыльях и поняла, что это «оно»! Я безумно благодарна своему мужу, так как он меня всегда поддерживал, равно как и мои родители. И тогда я стала аккуратно говорить с ним на тему… «может свою заведем»? А он: «Ну давай». И мы купили первую лошадь.

Интервью. Марина Красильщикова: «И это все равно было не то» Ч.1 - фото -с-Марусей, главная Интервью , конный журнал EquiLIfe

К сожалению, сейчас ее с нами уже нет, потому что она пала от колик через несколько лет. Ее звали Аэлит. Рыжая тракененская кобыла. Я звала ее Маруська.

Мы с ней занимались конкуром, прыгали маршрутики до метра десяти, дома, о соревнованиях речи не было, я к ним равнодушна.

- Как ты пришла к альтернативе?

- Как и многие в нашей стране. Сначала началось это течение Александра Невзорова. Я там не состояла никогда, но я впервые увидела, что существует что-то другое. Я подумала: «Боже, и это возможно?!». И буквально на следующий день, я приехала к лошади, зашла с ней в манеж, сняла с нее все и просто с ней попробовала поиграть.

И она стала такая…другая, ты знаешь! Вот почему для меня теперь всегда перед другими видами тренинга останется на первом месте свобода. Причем свобода не в поле, а я бы сказала, свобода духа и свобода связи. Потому что я в тот момент впервые почувствовала какая она может быть, моя лошадь! Это не значит, что она ко мне сразу приклеилась и потом от меня не отходила. Ничего такого не было. Но она начала себя выражать. Она начала бегать, прыгать, подбегала ко мне и убегала. Она просто открылась мне совершенно с другой стороны. Многие скажут, что это опасно, и будут правы, но не забывайте, я профессионал с лошадьми, и очень хорошо знаю, что такое личное пространство и где его границы. Интервью. Марина Красильщикова: «И это все равно было не то» Ч.1 - фото icon_smile, главная Интервью , конный журнал EquiLIfe

- И эти вопросы, которые встали пред тобой: как сделать чтобы она тебя поняла, как не ошибиться с пониманием ее?

- Да. Конечно. Ведь я ни у кого не училась сначала. У меня было просто понимание, что происходит что-то совершенно другое. А еще что интересно, я поняла, что теперь получаю настоящее удовольствие от занятий с лошадью. Бедный мой тренер, он подумал, что я сошла с ума. Интервью. Марина Красильщикова: «И это все равно было не то» Ч.1 - фото icon_smile, главная Интервью , конный журнал EquiLIfe

Интервью. Марина Красильщикова: «И это все равно было не то» Ч.1 - фото _кранч, главная Интервью , конный журнал EquiLIfe

- Но при этом у тебя не было чувства негатива? Ведь многие, кто переходят на альтернативные методики сразу начинают выступать простив железа, а кто-то против верховой езды. И они сразу немножко внутри или открыто осуждают тех, кто не с ними. Это типа как некоторые вегетарианцы и веганы, тот же принцип срабатывает. Они начинают осуждать изнутри или публично тех кто использует железо, ездит верхом, выступает в спорте. У тебя этого не было?

- Ты знаешь, у меня никогда этого не было, и я думаю, что никогда не будет. Я по натуре человек очень философски настроенный и очень четко понимающий, что белого и черного в нашей жизни не существует. Вообще. Ну то есть, есть конечно вещи, типа.. не убей..

- В рамках уголовного кодекса и заповедей. Интервью. Марина Красильщикова: «И это все равно было не то» Ч.1 - фото icon_smile, главная Интервью , конный журнал EquiLIfe

- Да! В рамках уголовного кодекса и заповедей. А есть какие-то вещи, которые лично для меня неприемлемы просто. Есть у меня свой кодекс чести. Но у меня никогда не было конфликтов со спортсменами, никаких споров. Я сама изначально из спортивного мира и я видела разных спортсменов, с разным подходом. Конечно, все в конечном итоге хотели добиться от лошади результата. Давайте признаемся честно, в альтернативе хотят того же, просто результат другой. А мне посчастливилось работать с такими спортсменами, которые подходили к лошади и к ее обучению грамотно, без насилия, без злости, спокойно. Например, несколько лет я работала с Сандро Чехладзе и мне даже посчастливилось поездить пару раз на его олимпийских лошадях, хотя он не часто на них кого-то сажал и я, в основном, занималась с лошадьми частников, которых Сандро тренировал. До сих пор вспоминаю как он, уходя в отпуск или уезжая на длительные старты, расписывал мне ежедневные тренировки поминутно для каждой лошади в тетради.

Так что, нет, никогда у меня не было негатива. Просто к некоторым направлениям у меня нет интереса, и тогда я просто не смотрю в ту сторону. Я занимаюсь тем, что мне нравится.

- А как ты относишься к классической выездке, я имею ввиду классиков?

- Не сразу я к этому пришла. Когда у меня появилась Аэлит, сначала в голове у меня появились игры и так называемые «корючки» — трюки. Они меня восхищали. И мне очень захотелось им научиться – укладка, усадка лошади, поклоны. За это время я набила кучу шишек и сделала все возможные и невозможные ошибки. Ну и еще я гуляла рядом с лошадью, ездила верхом иногда, без железа уже. Тогда у меня еще не было представления о какой бы то ни было системе.

К тому же в конюшнях, в которых мы стояли, не было никого, кто имел бы представление о какой-то последовательной альтернативной системе работы с лошадью. Ну то есть были люди, которые гуляли с лошадьми в недоузках и учили их делать испанский шаг. И были спортсмены.

Интервью. Марина Красильщикова: «И это все равно было не то» Ч.1 - фото -лежим, главная Интервью , конный журнал EquiLIfe

- Не было антагонизма? А как же это знаменитое деление по лагерям?

- Надо мной, конечно, серьезные спортсмены смеялись и говорили: Марина, сколько можно ходить рядом с лошадью, пора уже сесть на нее или она на тебя сядет! Интервью. Марина Красильщикова: «И это все равно было не то» Ч.1 - фото icon_smile, главная Интервью , конный журнал EquiLIfe Но дело в том, что я человек не агрессивный и всегда могу либо объяснить либо отшутиться. Но очень многие вещи объяснить просто не возможно. Либо ты чувствуешь и хочешь чего-то другого, либо нет.

- Я думаю это очень важный момент для многих наших читателей. Особенно если они находятся на перепутье между, или стремятся к альтернативе, но стоят на спортивных конюшнях.

- Но на мой взгляд, сейчас этот момент немного сгладился, так как появляются уже адекватные люди и в альтернативных направлениях, но в своей время, человека, который вдруг снимал со своей лошади все, могли записать в «белые вороны».

Мне наверное повезло. Везде, где я стояла, меня воспринимали нормально. Были люди с кем мы немного спорили, но в целом все хорошо.

- Потом ты стала искать учителей и пришла к Марайке?

- Да. У меня как раз умерла Маруся. Было очень больно, страшно и ужасно. А люди по отношению к уходу животных делятся на две части. Кто-то больше никогда или долго не может завести нового друга, а кто-то, наоборот, должен сделать это немедленно. Когда у меня умерла Аэлит, я была так несчастна, что решила, что куплю любую лошадь, потому что больше не могла терпеть эту душевную боль. И так у меня появилась арабка Ваэрия. До этого я никогда не интересовалась этой породой.

Я зашла на первый попавшийся форум, увидела первую попавшуюся лошадь, которая, как мне показалось, была похожа на мою Маруську. И я сказала, что мы ее берем. Все.

Интервью. Марина Красильщикова: «И это все равно было не то» Ч.1 - фото -двумя-лошадьми, главная Интервью , конный журнал EquiLIfe

И тогда проснулось мое желание делиться своими впечатлениями от работы с лошадью с другими конниками и я стала вести дневник на проконях. Он сейчас называется «Дневники рыжей бестии». Там я познакомилась с очень интересными и талантливыми людьми. Оля Шумилина, Юля Дворецкая, Стелла Стекцер. Ну и другими, конечно.

Вот как раз Юля стала моим первым настоящим тренером в плане мягких методик, потому что тогда у меня в голове еще не было никакой структуры. Я искала что-то сама, путем своих проб и ошибок. Юля увидела в дневнике мои видео с работой с Ваэрией на свободе и написала, что хочет со мной познакомиться, потому как видит схожесть подхода к занятиям. Мы встретились и проболтали несколько часов кряду без остановки!

И я ей очень благодарна! Потому что в тот момент нашла первого полного единомышленника. Мы с Юлей очень дружим до сих пор, хотя видимся буквально пару раз в год. Это, кстати, еще один замечательный пример спортсмена – а Юля кандидат в мастера спорта по троеборью – со спокойным и последовательным подходом к лошади.

- Как ты искала твой путь и какие еще учителя тебя попадались?

- Сначала я никого не искала, мы занимались с Юлей периодически, так как всегда полезно иметь квалифицированный взгляд со стороны. А потом я познакомилась с Олей Шумилиной, также через прокони, где я увидела фотографии с ее прекрасными лошадьми. А так как я никогда не стесняюсь идти на контакт, если мне нравится человек или то что он делает, я написала, спросила, можно ли приехать, посмотреть и познакомиться. Так состоялась наша встреча. И от нее я стала обращать внимание на классику.

Я человек с очень структурным мозгом. Меня не привлечешь только лирикой. Мне обязательно нужно понимание того, о чем мы говорим, почему мы должны сделать то или иное движение или упражнение с лошадью. Почему мы должны подвести зад, например.

И так поучалось, что этих ответов мне никто никогда не давал в том виде, чтобы я изнутри поняла это. Ведь даже многие талантливые выездковые спортсмены сделать могут великолепно, а объяснить им сложно.

Интервью. Марина Красильщикова: «И это все равно было не то» Ч.1 - фото -с-Ваэрией, главная Интервью , конный журнал EquiLIfe

Именно с Олей я впервые попробовала работу с лошадью в руках. Тогда получалось еще так ужасно плохо. Сейчас, после нескольких лет работы с лошадью в руках, я понимаю насколько большая работа должна быть проделана сперва над самим собой. Должна присутствовать осознанность, хорошая координация, способность четко видеть свой следующий шаг, не теряя концентрацию на том, что в данный момент происходит с лошадью. Просто подойдя впервые даже к опытной лошади ты никогда не начнешь работать сразу как надо, как бы это не казалось легко со стороны. 

И в этот период как раз, это был 2011 год, мне попалась ссылка на Марайку, с сотрудничества с которой и началась мое глубокое погружение в академический подход к гимнастированию лошади. Это и сейчас основная моя специализация с лошадьми, я даю семинары и консультирую по вопросам гимнастирования лошадей в первую очередь.

- Расскажи о своих лошадях, которых мы часто видим на твоих фото сейчас. Интервью. Марина Красильщикова: «И это все равно было не то» Ч.1 - фото icon_smile, главная Интервью , конный журнал EquiLIfe

- Ваэрия у меня с года и восьми месяцев. А Кэмбридж с трех лет. Ваэрию, как я уже говорила, я купила абсолютно спонтанно. Кэмбриджа, впрочем, почти также Интервью. Марина Красильщикова: «И это все равно было не то» Ч.1 - фото icon_smile, главная Интервью , конный журнал EquiLIfe Когда я поняла, что хочу построить свою небольшую домашнюю конюшню, стало очевидно, что вторая лошадь необходима. Ведь лошади категорически нежелательно жить в изоляции от сородичей. И я стала где-то за полгода посматривать фотки на форумах и увидела буденновского жеребца Кэмбриджа. Я в него влюбилась с первого взгляда и очень скоро он приехал к нам. Представляешь, они с Ваэрией родились почти в один и тот же день! Кэмбридж 16 апреля, а Ваэрия 17-го, в 2009 году. Так что это была судьба.

Интервью. Марина Красильщикова: «И это все равно было не то» Ч.1 - фото -в-масках, главная Интервью , конный журнал EquiLIfe

Они очень разные. Ваэрия, как положено арабу, экспрессивная, стремительная, эмоциональная и чрезвычайно умная. А Кэмбридж – спокойный, вдумчивый и очень терпеливый. Мне повезло, потому что они дают мне возможность работать с двумя аспектами: сохранять спокойствие и выдержку для эмоционального балансирования Ваэрии и повышать свою внутреннюю энергию и иметь терпение повторять задание несколько раз без появления негативных эмоций для поддержания Кэмбриджа в состоянии заинтересованности и активного сотрудничества. Недавно я стала работать синхронно с ними двоими, потому что они сами мне это предложили. Это просто удивительно! Есть видео на моем канале на Youtube.

Я учу своих лошадей сложным вещам, моя цель – выполнение различных элементов высшей школы без амуниции и мы плавно к ней приближаемся. Например, Ваэрия уже на уровне оттачивания пиаффе и я просто влюблена в этот элемент, потому что он значительно улучшил ее баланс и манеру нести себя. В целом, конституция обеих моих лошадей совершенно не годится для выездки и классической школы, но прелесть гимнастики заключается в том, что она позволяет выточить бриллиант из любой лошади!