Псковский к/з: кто виноват и что делать? - фото IMG_0441_wm-300x186, главная Интервью Разное , конный журнал EquiLIfeО смысле существования конных заводов сегодня Equilife.ru беседует с начконом и главным ветврачом  конного завода Псковский в поселке Волышово, псковской области Людмилой Яковлевой. В 1975 по распределению она была направлена в Волышово и сразу влюбилась в лошадей, старину, природу и особую атмосферу этого места.  На ее глазах произошли перемены в судьбе имения, от крепкого хозяйства до разрушающихся строений. Те же метаморфозы постигли конный завод: основание, развитие, государственная востребованность, а потом забытье и разруха.

- Людмила Александровна, почему Строгановы выбрали в разведение именно рысистую породу лошадей?

- Исторических данных нет о том, что это были именно рысистые лошади. Не доказано, что именно сторогоновские лошади где-то участвовали.

- То есть это были просто частные лошади?

- Да. Лошади для парфосной охоты. Хотя сохранились записи о том, что проводились испытания лошадей, в том числе на резвость.

- Конный завод был создан на базе Усадьбы сознательно, а не возник стихийно?

- Да. Все правильно. Завод был создан после революции в 1923 году. В этот период конные заводы организовывались на каких либо существующих усадьбах, чтобы избежать дополнительных расходов. Так как были все необходимые помещения, как основные так и дополнительные.

- Как вы считаете, факт создания конного завода на базе усадьбы – это был первый шаг к ее разрушению?

- Наоборот, к ее сохранению в тот период. К тому же, управляющий имением при Васильчиковых-Строгановых г-н Мозер так и остался главным агрономом уже при новой власти.

- Имение Васильчиковых-Строгановых, потом успешный конный завод. Каким образом можно восстановить такое исторически значимое место?

- Давайте начнем с того, что через три-четыре года здесь уже не останется истории. Лошади сохранятся. Три-четыре года я еще обещаю, что конный завод будет.

Псковский к/з: кто виноват и что делать? - фото IMG_0343_wm-300x189, главная Интервью Разное , конный журнал EquiLIfeЧто касается истории этой усадьбы, то я не уверена. Столовая рухнула. Дворец находится в таком состоянии, что южная сторона протекает и не сегодня-завтра тоже рухнет. Домик управляющего уже без кровли. Церковь скоро осядет. Обидно, потому что та часть, которая является  памятником архитектуры и культуры и могла бы привлекать и на сегодняшний день привлекает очень большое количество людей. Ко мне периодически приходят заявки на возможность экскурсий, и мы их проводим.

- Какова сегодня ситуация в самом хозяйстве?

- Коллектив довольно молодой. У нас 120 рабочих. Это, конечно, не только конюшни. Это и доярки и механизаторы и конюха. Конюхов не много, но на 90 голов лошадей более чем достаточно. И я должна сказать, потеряет ли завод статус племенного хозяйства или не потеряет, он будет жить. Сейчас мы покупаем новую технику, перспективную, которая дает возможности и при тех человеческих ресурсах, которые у нас есть заготавливать корма и обрабатывать землю — наши 3000 гектар пахотной земли.

С другой стороны, есть и проблемы. Раньше, когда государство выделяло деньги на содержание конных заводов, и была заинтересованность в рысистых испытаниях, люди которые здесь работали, получали хорошие деньги и уходили на достойную пенсию.

Сейчас средняя зарплата 4-5 тысяч. Кто за эти деньги на сегодняшний день будет выполнять те требования, которым к ним предъявлялись раньше? Вставать в 5 утра, три раза кормить, выводить, чистить, убирать.

- Нужен ли России сегодня конный завод с вашим направлением работы?

- Я тоже часто задаюсь таким вопросом – надо ли это, зачем и для чего, и понадобится ли это в дальнейшем. Ипподромы закрылись.

Псковский к/з: кто виноват и что делать? - фото IMG_0381_wm-300x184, главная Интервью Разное , конный журнал EquiLIfeДвадцать четыре конных завода, которые занимались разведением русской рысистой лошади преследовали цель, как спортивного коневодства, так и улучшение местных пород лошадей по всей России и странам СНГ.

Сегодня ситуация усложнилась. Смоленский конный завод с хорошим племенным составом был отдан частнику и раздроблен. Шаховской конный завод, Пермский конный завод, их тоже нет. Живет Локотской конный завод, так как у него есть хорошие спонсоры. То есть существуют только те конные хозяйства, где есть финансовая поддержка. Без этого выжить не возможно.

- Был ли интерес к вашему конному заводу со стороны потенциальных инвесторов?

- Людей было много, разного ранга, разного положения, в том числе и очень богатые, которые задавали вопрос: «как вам помочь?»

И я им объясняла, что нам надо сменить породу, потому что на сегодняшний день – русский рысак не так котируется, как хотелось бы. Для смены породы надо некоторое количество денег. Мы приобретаем определенное число маток, например, арабских лошадей. Покупаем жеребца производителя, и начинаем племенную работу. Надо хотя бы четыре года: покрыть, вырастить и продать. Таким образом, отдача будет не раньше трех-четырех лет. Нет, — отвечали мне, — слишком долго, невыгодно.

Я понимаю, что оставлять рысистое коннозаводство тоже не перспективно. Ипподромов не осталось. Только Москва, Раменск, Казань и еще несколько. Смысл посылать на ипподром лошадь? Содержание на московском ипподроме для одной лошади сегодня составляет 15 000 рублей в месяц.

Сколько лошадей из отправленных туда смогут показать хорошие результаты? Даже если она покажет хорошие результаты на испытании и пройдет хороший тренинг, за сколько вы её сможете продать?

- Если ситуация такая плохая, почему продолжается размножение лошадей?

- Чтобы сохранить статус конного завода. Для этого по нашему законодательству надо иметь в наличии пятьдесят маток.

Что мы имеем, сохраняя статус конного завода? Сейчас на весь маточный состав выделяется из федерального бюджета 400 000 из областного 200 000. То есть 600 000 рублей. Если мы не будем иметь статус конного завода, то есть 50 конематок в наличии, то мы теряем эти деньги.

Что такое для нас эти деньги? С одной стороны их недостаточно на проведение кардинальных перемен или восстановления разрушенных строений, с другой стороны, единовременная выплата дает возможность потратить эти деньги на покупку техники или тех же семян. Корма для всех животных мы заготавливаем сами.

- Что может изменить сложившуюся ситуацию?

Псковский к/з: кто виноват и что делать? - фото IMG_0400_wm-300x177, главная Интервью Разное , конный журнал EquiLIfe- На сколько я знаю, сейчас на государственном уровне есть постановлении о снижении маточного поголовья до 30 голов, для сохранения статуса конного завода. Но при этом, деловой выход жеребят должен быть не менее 80 %. На сегодня у меня покрыты 32 матки из 50 и практически все жеребые. И как бы больно это не звучало, я понимаю, что этих жеребят мне на следующий год будет просто некуда деть.

И если спросили бы меня или любого другого начкона из большинства российских конных заводов, все бы радовались сокращению цифры обязательного маточного состава с пятидесяти до тридцати голов.

Ипподромных испытаний нет, продажи нет, зарплаты нет, будущего нет. Тогда какой смысл содержать и выращивать лошадей?