«Сердце – это твое чувство, сердце – это твоя страсть. Все это у тебя уже есть. Учи технику и, если есть талант, ты будешь блистать». Пауло Сержио

Paulo Sérgio: "….поэтому мы называемся Школа ИСКУССТВА верховой езды!" - фото k1ejdnAx_4E, главная Интервью Тренинг , конный журнал EquiLIfe

Пауло Сержио (Paulo Sérgio Perdigão) — действующий всадник португальской Школы Искусства Верховой езды в Лиссабоне. Это интервью состоялось во время одного из семинаров Пауло в Москве. Уже несколько лет он дает частные уроки в России, занимается с учениками любого уровня подготовки, приезжая сюда несколько раз в год. 

Во время тренинга он не сидел в кресле и не стоял в центре манежа, а следовал за всадником и лошадью. Был полностью погружен в процесс.  Иногда я наблюдала, как он словно повторяет своим телом шаги лошади, чтобы лучше понять ее. Его руки вторили действиям всадника. Я не часто видела, чтобы кто-то из тренеров работал с настолько полным погружением. Одновременно он комментировал, давал указания и не забывал временами отвлекаться, чтобы пояснить тот или иной момент зрителям или самому всаднику, давая лошади минуты отдыха.

Paulo Sérgio: "….поэтому мы называемся Школа ИСКУССТВА верховой езды!" - фото 1005539_512324878894361_2353670249267458378_n, главная Интервью Тренинг , конный журнал EquiLIfe

Характеризуя Пауло, я бы сказала, что он дипломат. Он всегда умело находил нужные слова и фразы, чтобы подбодрить всадника совершенно любого уровня. Он видел, где  и на каком этапе тренинга лошади или человека надо остановиться. Для неуверенного всадника находились слова поддержки, для того, кто может больше — правильная мотивация.

Одновременно с этим, он оставался живым и эмоциональным. Он не мог скрыть огорчения, когда, например, сильному всаднику с отличными навыками, доставалась лошадь, «потолок» которой был виден чуть ли не с начала занятия (прим. -иногда лошадей для занятий приходилось арендовать, так как ученики приезжают со всей России).

Пауло расстраивался, как художник, который видит следующий штрих картины, но ему не достает нужной краски. Стараясь не огорчать всадника, он тихонько говорил: «Ей нужна другая лошадь! Здесь мы не можем ничего сделать. Для ее навыков, нужна другая лошадь. Найдите другую лошадь, и я готов завтра заниматься с ней еще раз бесплатно».

Любовь, страсть к своему делу и дипломатичная деликатность — мне кажется, так можно охарактеризовать Пауло. Если добавить озорную открытую улыбку – его визитную карточку, то мы получим портрет. 

 - Для вас лошадь – это «it» или «he / she»?

- Я понимаю, вы хотите спросить вижу ли я в лошади живое существо? Я отвечу, что рассматриваю любую лошадь как партнера.

Но если ваш вопрос в том, на сколько умны лошади, я отвечу, что если рассматривать их как индивидуальность, они разные. Каждая из них – личность. Они все имеют различные способности. И при знакомстве с лошадью я сначала пытаюсь увидеть ее особенности, чтобы потом понять, как с ней работать. Когда ты приводишь новою лошадь на конюшню, она как ребенок. И ты начинаешь с голоса. Знакомишься. В голосе для начала появляются одобрительные и неодобрительные звуки, для подкрепления желательного и нежелательного поведения. Следующий этап — прикосновения.

Еще такой момент: я не считаю правильным работать с лошадью в деннике. Денник — это дом лошади, место, где ей должно быть комфортно и безопасно. 

Важно не одевать сразу недоуздок, когда вы заходите в денник, иначе лошадь будет ассоциировать ваш приход с тем, что на нее одевают недоуздок и выводят на работу. Погладьте лошадь сначала, почешите. Пообщайтесь с ней немного.

Может быть лошадь воспримет вас сразу и с ней будет легче работать. А может, проявит сильный характер сопротивления, требующий дольше времени для достижения взаимопонимания. Хотя я заметил закономерность: чем сложнее характер у лошади (в начале работы), тем более классными лошадьми они оказываются в итоге.

Paulo Sérgio: "….поэтому мы называемся Школа ИСКУССТВА верховой езды!" - фото 10341429_512324882227694_7048168666994926766_n, главная Интервью Тренинг , конный журнал EquiLIfe- Тогда сразу следующий вопрос: почему португальская школа, которую представляете и вы в том числе, предпочитает работать с жеребцами?

- Тому есть две причины. Первая – тело. Пропорции и кондиция тела жеребцов более приспособлены для сбора и работы над упражнениями. Это более сильные и массивные животные.

И вторая -  традиции. Все-таки наша школа основана на традициях. Хотя они тоже меняются. Ранее я и сам для работы выбирал жеребцов. Но сейчас у меня в обучении есть кобыла. Кстати, у нее фантастический характер! Отменная кондиция, 165 в холке — для лузитано она довольно высокая. Прекрасная в работе. То есть в данные момент я не так ограничен в своих взглядах. И в будущем буду с радостью работать и с кобылами тоже.

- Раз мы начали эту тему, расскажите, пожалуйста, про Национальную школу искусства верховой езды (Португалия), представителем которой вы являетесь.

- Школа начиналась с группы студентов Нуно Оливейро. Он основал школу и традиция шла от него, потом его непосредственные студенты развивали своих учеников. И пусть Академия как таковая в середине девятнадцатого века почти перестала существовать, королевская семья всегда содержала мастеров работы с лошадьми, хотя бы для собственных лошадей. И к вопросу о древности школы. Все началось, при правлении короля Жуао V, который был женат на эрцгерцогине Марии Анне Австрийской. В те времена в Вене уже существовала школа искусства верховой езды. И королева способствовала перенятию опыта по созданию школы искусства верховой езды в Португалии.

Нуно Оливейро лично был студентом последнего мастера королевской школы верховой езды. Когда академия прекратила свое существование, знания никуда не делись. Более того, Нуно Оливейро был выдающимся мастером. Он был знаменит и нашел ряд новых талантливых всадников, которым он передал знания Королевской школы.

- То есть вы самая молодая из классических школ?

- Формально да, но только потому, что мы были вынуждены перестроить школу. Но если касаться традиций езды, то корни работы с лошадьми уходят в историю намного глубже, даже чем у испанской школы.Некоторые из наших традиций идут напрямую из 15 века и были написаны португальским королем (Прим. Король Португалии Дон Дуарте «Книга о науке хорошо ездить верхом в любом седле», ок. 1420г.). Причем в его трактатах внимание сконцентрировано не только  на технике езды, он постоянно пишет о важности хорошего взаимопонимания с лошадью.

И если быстро вернуться к истории, начиная с 1748 года, школа не поменяла местоположения, ее центром остается  завод, занимающийся разведением линии Alter Real (прим. линия породы лошадей — лузитано). С тех времен по сегодняшний день. Да, школа молодая, но Академия и знания намного старше.

Paulo Sérgio: "….поэтому мы называемся Школа ИСКУССТВА верховой езды!" - фото Photo-Credits-Pedro-Yglesias-de-Oliveira, главная Интервью Тренинг , конный журнал EquiLIfe

- Где базируется эта школа и конный завод?

- Недалеко от Лиссабона. И главное, что я хочу подчеркнуть, мы сохраняем не только знания, но и королевские линии лошадей. 

Что касается места, не все так просто. Сейчас у нас есть большой плац, но некуда пригласить зрителей. Когда погода хорошая, мы можем организовать преставление в саду. Но когда идет дождь или, напротив нещадно палит солнце… Или когда после дождя портится грунт на улице, да и при имеющемся грунте на плацу, тонкую работу делать просто не возможно.

И когда мы участвовали в шоу четырех школ в Париже, зрители думали, что мы все имели равные стартовые условия. Но это далеко не так!

Сейчас у нас новые антрепренеры, которые заботятся о нас. По-прежнему нет манежа, хотя сейчас лошади в лучшей форме, они стали получать лучшие корма, у нас появились новые седла. Улучшения есть, но этого недостаточно.

- Это королевская семья заботиться? Кто собственник лошадей?

ЭТО ЗАКРЫТАЯ СТАТЬЯ

Вы можете прочесть статью полностью,
если зарегистрируетесь по ссылке
«Клуб Постоянных Читателей»

Войти
 Запомнить меня  



style=»display:inline-block;width:728px;height:90px»
data-ad-client=»ca-pub-5870998411401469″
data-ad-slot=»2851209030″>